Category Archives: Мода

Вандерсу интересен пользователь его продукта, он желает затрагивать его ум и сердце

вандерсу

Однако с первых страниц новой монографии издательства Frame в глаза бросается фраза из интервью: «Меня интересуете вы». Вандерсу интересен пользователь его продукта, он желает затрагивать его ум и сердце, создавать воспоминания и эмоциональные привязанности, именно поэтому формы объектов знакомые и архетипические, а оформление — ни на что не похожее, зачастую не имеющее аналогов. Именно поэтому, а не за уникальные навыки из мира шоу-бизнеса (вечеринки с люстрами, с которых обнаженные женщины, висящие на них, разливают шампанское, или стриптиз на лекции для Сообщества промдизайнеров США) журналисты прозвали его «Леди Гага дизайна». Золотой клоунский нос заставляет некоторых считать Вандерса шутником, но сам он не согласен. Шутка — то, что заставляет вас смеяться лишь раз, считает он, а дизайн — навсегда, дизайн — это страсть, душа и мечта, а не юмор.

Структура книги повторяет логику выставки (которая продлится до июня) с ее «белой зоной», относящейся к левому полушарию дизайнера и разбитой на подтемы (мастерство, сторителлинг, поверхность, инновация, архетипы, игра с масштабом), «черной зоной», представляющей правое полушарие, интимную театрализованную вселенную дизайнера, и «арт-директорским лаунжем», посвященным роли Вандерса в зонтичной компании Moooi, сотрудничающей с другими современными гениями.

Затем последовали вазы, повторяющие формы человеческого чиха

Все, что предшествует копированию, Вандерс и считает истинным дизайном.

Затем последовали вазы, повторяющие формы человеческого чиха

Один из членов революционного коллектива Droog, Вандерс впервые заслужил пристальное внимание дизайнерского мира благодаря креслу Knotted, созданному при помощи макраме из карбо-новых шнуров. Затем последовали вазы, повторяющие формы человеческого чиха, табуреты, напоминающие граненые алмазы, вазы из дельфтского фарфора, которые можно изготовить за одну минуту в противовес кропотливым стараниям мастеров прошлого, пресловутое ювелирное украшение в виде золотого носа, в котором дизайнер часто и охотно позировал, и кокетливые диваны для его собственной компании Moooi, нуждающиеся не в единственной обивке, а в различных нарядных «платьях».

Нос поэта

«Большая бескрылая бабочка» — гласит информационная табличка под портретом Марселя Вандерса, вынесенным на афишу его первой крупной персональной выставки в музее Stedelijk и на обложку книги «На гвозде».

Нос поэта

Необходимость «пригвоздить» дизайнера и снабдить его творчество ярлыками связана с необычайной плодовитостью человека, сотрудничавшего со всевозможными крупными фабриками: проще перечислить, с кем из гигантов он не работал. Вандерс не закончил Академию дизайна в Эйндховене и вылетел после первого курса, поскольку этого выдумщика и затейника сочли слишком непоследовательным и некомпетентным для профессии. Получив несколько других профильных образований, он принялся сочинять собственное определение промдизайна и вывел его.

Согласно историкам медиа, появление новых носителей информации никогда не уничтожало старых

Согласно историкам медиа, появление новых носителей информации никогда не уничтожало старых, но лишь заставляло их становиться активнее в поиске новых форм совершенства.

 медиа

В качестве примеров «лучших практик» Франки приводит основанный Милтоном Глейзером еженедельник New York, миссия которого — «запускать в оборот феномены и фразы, определять декады, инициировать движения и влиять на демографику», обновленный всего за 18 месяцев усилиями 40 человек таблоид Guardian, ставший невиданно элегантным и популярным среди рекламодателей, а также пижонский Monocle, убедительно противостоящий в конкурентной борьбе электронным изданиям для айпадов, с которыми не отправишься в приличный бассейн или на пляж. Да, новые печатные медиа становятся символами статуса, и именно с этой мыслью их стоит разрабатывать: читателей должны сопровождать завистливые взгляды и вопросы вроде «Где взяли?».

Зависть к читателям

Информационный дизайнер Франческо Франки, побуждающий людей мыслить при помощи инфографики, сообщает читателям новой книги издательства Ges-talten свое видение ближайшего будущего медийной индустрии.

зависть

Оценивая фундаментальные изменения, принесенные в мир новостей цифровой эпохой, и типичные потребительские ожидания нового времени, он рекомендует читателю, как быть гибким, как работать с коммерческими шрифтами, как опровергать правила традиционного маркетинга и создавать кросс-платформы между традиционными и цифровыми медиа, выстраивая мощные медийные бренды. Приводя примеры знаменитых агентств, газет и каналов (Bloomberg, Businessweek, Reuters, New York Times), Франки интервьюирует ведущих специалистов и выясняет, что в эру дематериализации медиа спасти их от непопулярности может только качество и тщательный контроль производства: ответом на исчезновение книг может стать зарождение категории супер книг, отличающихся от газетенок истинной неповторимостью и впечатляющей грандиозностью.